Телефоны приемной:
(8877) 52-16-23
(8877) 57-03-48
» » » ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ АДЫГСКИХ САТИРИЧЕСКИХ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ АДЫГСКИХ САТИРИЧЕСКИХ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК

02 декабрь 2017, Суббота
1 739
0

Данная статья посвящена художественно-поэтическим особенностям сатирических пословиц и поговорок. В ней рассматриваются в качестве художественных тропов аллегория, сравнение, метафора, панторифма, олицетворение, метонимия, а также фонетические, морфологические, фонетико-морфологические повторы.

Ключевые слова: Сатира, пословица, поговорка, художественная форма, ирония,гипербола, метафора, олицетворение, аллегория, панторифма.

This article is devoted to ideologically-thematic essence and an originality of Adyghe proverbs and sayings.

In this article the following tropes are considered: Allegory, Simile, Metaphor, Pantorhyme, Personification, Metonymy, and also Phonetical, Morphological and Phonetic-morphological Repetitions.

Keywords: Satire, proverb, saying, art form, irony, hyperbole, metaphor, and personification, allegory, pantorifma.

Большим своеобразием художественной формы характеризуются сатирические пословицы и поговорки. Характер, принципы, приемы, методы выражения сатиры в исследуемых жанрах разнообразны: ирония, гипербола, метафора, метонимия, панторифма, фонетические, морфологические, фонетико-морфологические повторы идр.

Одним из поэтических тропов, придающим предметам, явлениям, фактам, лицам, действиям новые значения служит метафора: «Блэоным фэд» («Подобен змею готовящемуся ужалить»), «Шыблэм фэд» («Подобен грому»), «Ынэгу мэзахэ» («Его лицо темное»). В первых двух пословицах метафорически дан образ очень злого человека, в третьей — вечно недовольного.

В другой пословице «Блэ бзэгу и1» («Со змеиным языком») метафора употреблена для выведения злоязычного человека на «чистую воду». Образ нахального человека, человека без чести и совести поговорка дает метафорически: «Ынэ хьашъо к1эбзагъ» («Его глаза застланы резиной»). Таким образом, метафора придает предмету, явлению, человеку новые качества путем локализации художественного образа.

В сатирических пословицах и поговорках, как художественное средство используется панторифма, т. е. повторение целого выражения: «Гъымэ мэгъыпэ, щхымэ мэщхыпэ» («Плачет, так совсем плачет, смеется, так совсем смеется»), т. е. не знает предела.

Образность адыгской сатирической пословицы создается через посредство метонимии: «Зы л1ыр джэдыгуибгъу, л1ибгъур зы джэдыгу» («Один мужчина в девяти овчинах, девять мужчин в одной овчине»).

Сатирическая пословица может характеризоваться семантической раздвоенностью. Она может состоять как из двух, так и из одной части. Например, «Бзыушхор зэк1эц1ым, бзыужъыер пэк1эц1ыжьи ыц1ый зэ1этхъыгъ» («Малая птица снесла яйцо подражая большой и надорвалась»).

Олицетворение, как метод художественного отображения, используется в афористическом творчестве адыгов. «Пц1ым лъэкъуишъэ к1эт» («Ложь имеет сто ног») и т. д.

Антитеза — сопоставление противоположных по смыслу или значению слов — один из художественных приемов сатиры в пословицах и поговорках: «Шъхьэц1ык1у мэкъэшху» («Мал ростом, да велик голосом»).

Аллегория широко применяется в адыгских сатирических пословицах и поговорках: «Бжъэкъуит1у тет пэтзэ уц къашхъом хэк1ыжьыгъ» («Хотя и двурогий, а покинул густую (богатую) траву»), т. е. пословица порицает недалекого умом человека.

Ирония как художественный способ имеет место в сатирико-юмористических пословицах и поговорках. Основное средство иронии — насмешку народ использует для раскрытия своего отношения к различным человеческим порокам, к власть имущим, священнослужителям, к религии, к угнетателям в классовом обществе: «Ихьэ баджэ къыубытыгъа?» («Его собака лису поймала что-ли?!») — так говорят с иронией о человеке, который смеется без причины. «Зиунэ имыхьэрэм ихьэ егъэ-хьакъу» («Заставляет лаять собаку хозяина, в дом которого не вхож») — пословица с издевкой, с иронией говорит о бездельнике, человеке без определенного рода занятий. «Бай лъэбым имык1ыхэрэр ефэндхэр арых» («За богатыми по пятам ходят эфенди») — так народ высмеивает, иронизирует над «святошами», которые бегают за богатыми по пятам, их расчетливость.

«Для иронии характерны намек, смещение, дублирование, — совершенно справедливо пишет грузинский исследователь фольклора А. В. Цанава. — Эта последняя — наиболее характерная особенность пословицы. Пословица представляет вместе с тем, ритмически организованное поэтическое высказывание, состоящее из двух частей: условия и заключения. Ирония заключается в специально подобранном «несоответствии» между этим условием и заключением. Вспомним, например, пословицу «Ваши пьют, а у наших с похмелья голова болит». Отдельные части этой пословицы не содержат никакого юмора, но сочетание их создает определенный обобщающий образ»1. Подобные пословицы имеются и в фольклоре адыгов: «Хьак1эщым исхэр мэщхышъ, сэщхы» («Смеются те, кто находятся в гостиной, и я смеюсь»).

Образность, яркость, красочность языка и стиля адыгских сатирических пословиц создаются путем использования повторов: фонетических, лексических, морфологических, фонетико-морфологических, фонетико-лексических и других. «Де-лэм къолэн ик1ас» («Что пестро, то и красиво для дурака») — морфологический, «Жэк1э маис, 1эк1э сэмэгу» («Языком как меч, в делах — левша») — фонетикоморфологический и т. д.

Одним из способов художественного отображения в афористическом творчестве является сравнение, которое может быть простым и развернутым: «Ч1агъэнэк1агъэм фэдэ зэпыт» («Словно не кормили»), «Илъэсырэ амыгьэшхагъэм фэд» («Словно год не кормили»).

Языковые особенности и стиль сатирических пословиц и поговорок требуют отбора глагольных форм и синтаксического строя. Например, пословица «Хъанымэащыщ п1ок1э ифэмышъошэ щытхъу фэмы1у» («Из-за того, что ханского происхождения, не оказывай излишнего внимания»). Здесь используется обобщенно-личное предложение с повелительной формой наклонения глагола. Обобщенно-личный характер данной и подобных ей пословиц проявляется в том, что они могут быть отнесены к любому лицу. «Чылэмэ афэмыдэм щыдышъхьэ къыш1уак1э» («У непохожего на всех вырастает ослиная голова»). Здесь налицо глагол третьего лица будущего времени с модальным значением возможности действия.

«Адыгские пословицы и поговорки сохранили целый ряд лексических, семантических, грамматических явлений, утраченных разговорно-бытовым и литературным языком. Образность и обобщенность содержания пословиц и поговорок определяют и принципы построения их грамматической структуры».

Своеобразным синтаксическим строем отличаются пословицы, включающие в себя прямую речь. Таковы, например, мудрые изречения типа: «Тэжъо» — ы1уагъ цубжъэм тес аргъоим» («Пашем», — сказал комар, сидящий на роге вола»). «Хьэм, — сыпсаумэ гъэм мэщ сш1эн, — ы1уагъ». («Если буду жива, — сказала собака, — посею летом просо»). В этих и подобных им пословицах незримо присутствует обобщение или отвлечение.

«Этими формулами далеко не исчерпывается все многообразие стилистического оформления пословиц, но какую бы грамматическую форму они не имели, в ней всегда отчетливо обнаруживается отнесение пословичного суждения к многочисленным и разнообразным случаям, ко многим людям, а также его наставительнодидактический смысл»3.

Многообразие тематики сатирико-юмористических пословиц и поговорок, их глубокое содержание, богатая и разнообразная поэтика говорят о богатейшем фольклорном наследии народа. Они — свидетельства богатого воображения народа, великой силы его мудрости и высокого уровня его поэтического мышления.

Литература

1.Цанава А. В. Сатира и юмор в грузинской народной словесности. Автореферат на соискании ученой степени доктора филологических наук. — Тбилиси, 1964. — С. 21.

2.Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Язык адыгского фольклора. Нартский эпос. — М.: Наука, 1985. — С. 46.

3.Аникин В.П., Круглов Ю.Г. Русское народное поэтическое творчество. — Л.: Просвещение, 1967. — С. 155.



Чуякова Н.М.скачать dle 11.3
Наш коллектив
Партнеры