Телефоны приемной:
(8877) 52-16-23
(8877) 57-03-48
» » » ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АДЫГОВ XV-XVI ВВ.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АДЫГОВ XV-XVI ВВ.

23 декабрь 2017, Суббота
590
1


В статье рассмотрены основные этапы развития историографии политической истории адыгов XV-XVI вв. Показан сложный процесс накопления исторических знаний о формах взаимодействия адыгов и России в последней четверти XV-первой половине XVI в.

Ключевые слова:адыги, Россия, историография, Турция, международные отношения.

The article discusses the main stages of the development of the historiography of the political history of Circassians of XV-XVI centuries. It shows the complicated process of the accumulation of historical knowledge about the forms of interaction between Circassians and Russia in the last quarter of the XV —first half of the XVI century

Keywords: Adyghe, Russia, historiography, Turkey, international relations.

Проблема международного положения адыгов в последней четверти XV — первой половине XVI в. и формирования предпосылок установления контактов с Русским государством в последние годы стала предметом пристального интереса исследователей. Во многом, это связано с тем, что в начале ХХ1в. в российских республиках вновь стали омечаться юбилеи «добровольных вхождений». Так, в 2007г. в Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Башкирии отметили 450-летие «добровольного вхождения в состав России». При этом содержательная динамика исследовательского интереса к данной проблеме, приоритетность тех или иных аспектов изучения, а также профессиональные оценки зависели, зачастую и продолжают зависеть, от господствующих идеологических предпочтений государства.

Развитие отечественной историографии последних лет демонстрирует значительно меньшую ангажированность исследовательской практики в направлении более взвешенного подхода к пониманию реальных исторических процессов, предшествовавших обращению адыгов к Русскому государству. Вместе с тем, одним из принципиальных вопросов отечественной историографии остается трактовка присоединения народов и территорий к России.

Впервые адыги оказываются в поле зрения русских историков М. М. Щербатова и Н. М. Карамзина в связи с обращением черкесских правителей к Ивану IV с просьбой о покровительстве в 50-х годах XVI в.1 Авторы четко зафиксировали факт сближения адыгов с Русским государством и показали, что главными предпосылками союзнических отношений между адыгами и Россией являлись давние связи между ними. По мнению историков, главным фактором в сближении адыгов с Россией являлась внешняя угроза со стороны Турции и Крымского ханства. Следует отметить, что в их трудах пристальное внимание сосредоточено на отношениях Русского государства с соседними странами, в том числе с Крымским и Казанским ханствами, Ногайской Ордой. Научная ценность этих работ заключается в том, что авторы вводят в оборотновые источники, совершенно неизвестные ранее историкам; приоритетное место занимают материалы русских архивов, в том числе крымские, ногайские и турецкие посольские книги. «Выписки» М.М. Щербатова и «Примечания» Н. М. Карамзина, помещенные в каждом томе их трудов, включают отрывки из архивных документов, летописей, некоторых других источников, часть которых и поныне сохраняет свою ценность.

Из наиболее значительных работ, созданных российским кавказоведением в начале XIX в., следует выделить труды С. М. Броневского. Двухтомный труд «Новейшие географические и исторические сведения о Кавказе» имеет историко-этнографическую и географическую направленность2. При освещении исторических связей кавказских народов с Россией автор широко применяет русские летописные своды и комплекс материалов, извлеченных им из архива Коллегии иностранных дел. Другая работа С. М. Броневского освещает российско-кавказские взаимоотношения с 50-х гг. XVI в. до начала XVIII в.3 Книга составлена в хронологическом порядке и делится на три части. Первая часть «От царя Ивана Васильевича до похода Петра Великого в Персию» охватывает период с 1554 по 1722 гг. Описывая события данного периода, автор показывает, как с середины 50-х гг. Х^1в. Кавказ попадает в сферу российских интересов. Первая часть содержит также интересные сведения об установлении политических контактов адыгских князей с Русским государством.

В работе крупнейшего русского историка середины XIX в. С. М. Соловьева «История России с древнейших времен» описываются события 50-х годов XV^. В связи с этим автор приводит материалы по русско-адыгским, русско-крымским, русскоказанским, русско-османским и русско-ногайским отношениям4. Научную ценность представляют концептуальные положения С. М. Соловьева о характере русской колонизации. Основные направления этого процесса автор связывает с «борьбой с азиатами», с «борьбой леса со степью». В оценке взаимоотношений Русского государства с северокаказским правителями С. М. Соловьев исходит из конкретной исторической ситуации, сложившейся в условиях экспансии Крымского ханства. По его мнению, этот фактор был определяющим при обращении горских князей к Ивану Грозному.

История внешнейполитикиРоссииимеждународных отношений XV-XVI вв. нашла отражение в целом ряд специальных трудов, созданных в дореволюционный период. Из них на первый план выдвигается работа В. В. Вельяминова-Зернова по истории Касимовского ханства5. Автор рассматривает историю ханства в контексте русскоордынских, русско-казанских и русско-крымских отношений.Для нашего исследования наиболее важны отрывкиизвосточных,т.е.крымскихи османских источников, вошедшие в данную работу. Они содержат ценные сведения о политике крымских ханов на Северо-Западном Кавказе, в значительной степени ставшей определяющим фактором в ориентации адыгов на Русское государство.

Традиция изучения истории татарских ханств была продолжена известным русским востоковедом В. Д. Смирновым. Его труд по истории Крымского ханства основан на материалах османских и крымско-татарских средневековых хроник6. В. Д. Смирнов всесторонне изучил доступные ему источники и пришел к выводу о вассальной зависимости ханства от османских султанов. По мнению ученого, крымские ханы никогда не обладали самостоятельностью в вопросах внутренней и внешней политики и все их действия «совершались под влиянием намерений и планов Оттоманской Порты и временных заправил ее, производивших давление на Крым через посредство членов властвовавшей там династии Гераев и через собственных приставников, сидевших в Кафе и других укрепленных пунктах, железнымкольцомоцеплявшихцентраль нуютерриториюханства»7. Ханскую власть в Крыму В. Д. Смирнов оценивает как временное поручение, « продолжительность которого зависела от степени благоволения и доверия старшего к своему подручнику»8. Эти выводы, принятые большинством историков, имели большое значение для понимания характера крымской и осман-скойполитикивВосточнойЕвропе.

Работа В.Д.Смирнова содержит ценные сведения по адыго-крымским отношениям. Наоснованиипоздних (XVII-XVIII вв.) источников историк отмечает, что крымские походы против черкесов диктовались необходимостью приобрести рабов, отправляемых султанам, что зависимость черкесов от крымских ханов никогда не была окончательной, а временное подчинение отдельных адыгских племен Крыму не остановило борьбы остальных племен против ханских набегов9. Автором впервые использован важный источник по истории Крымского ханства второй четверти XVI в. — «История Сахиб-Гирей-хана». Она написана современником Сахиб-Гирея, крымским историком Мухаммедом Нидаи Кайсуни-заде, получившим прозвище Реммал-ходжа за знания в области астрологии. В. Д. Смирнов приводитотрывки из этого сочинения, в которых имеются сведения о крымских походах на Западный Кавказ.

В 1889 г. выходит в свет труд историка, археографа и архивиста С. А. Белокурова «Сношения России с Кавказом». В нем автор использовал материалы, извлеченные из Московского Главного архива МИД. В этой работе С. А. Белокуровым впервые рассмотрен вопрос об обращении черкесов в Москву в 1552-1557 гг., следствием которого явилось установление политических контактов с Русским государством. Подробно изложив события 50-х гг. XVI в., автор почти ничего не сообщает о более раннем периоде за исключением упоминания об участии черкесов в борьбе за Астрахань в 1532 г.10 Собранные С. А. Белокуровым сведения впоследствии неоднократно использовались многими учеными.

В период формирования советской исторической науки не ослабевает исследовательский интерес к истории народов нашей страны, в том числе народов Северного Кавказа. В 20-30-х годах появились работы, трактовавшие различные проблемы социального строя адыгских народов дооктябрьского периода. Эти проблемы решались на материалах XVII-XIX вв.11Международным отношениям феодальной эпохи уделялось сравнительно мало внимания.

Для нашей работы наиболее важны написанные в 30-е годы статьи В. Е. Сыро-ечковского по истории русско-крымских отношений конца XV—начала XVI в.12Автор широко использовал документы русских архивов, что позволило ему сделать ценные наблюдения относительно внешней политики Крымского ханства. Следует отметить, что В. Е. Сыроечковский первым обратил внимание на сведения о роли черкесов в разгроме Большой Орды13.

Интерес к истории международных отношений Восточной Европы феодальной эпохи заметно оживляетсяв период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. Из работ этого периода можно отметить статью Е. Н. Кушевой о роли Северного Кавказа в международной политике. Автор обращает внимание наожесточен-ную борьбу Сефевидского Ирана и Османской Турции в XVI-XVII вв. Анализируя роль этого фактора в геополитической ситуации на Кавказе, Е. Н. Кушева пишет, что «в этой борьбе, постоянным театром которой были Закавказье и западное побережье Каспийского моря, Северный Кавказ имел для той и другой стороны большое стратегическое и политическое значение. Союз с дагестанскими владельцами мог обеспечить Турции натиск на Иран с севера, влияние на черкесских и кабардинских владельцев могло открыть крымско-турецким войскам путь из Крыма через Северный Кавказ и «Железные ворота» (Дербент) в Закавказье... Северокавказский путь был важен для Турции и Крыма по их связям с ногаями,с Казанским и Астраханским ханствами — до их завоевания Москвою — и с узбеками Средней Азии, постоянными противниками Ирана на Востоке»14.

Истории русско-турецких отношенийXVI-XVIIвв. посвящено монографическое исследование видного советского историка Н. А. Смирнова. Важно отметить, что оно явилось первым в советской историографии опытом исследования данного вопроса15. Автор широко использовал «крымские» и «турецкие» посольские книги, что позволило емупроследить историю отношений между двумя государствами на протяжении почти 200 лет. Вместе с тем, в силу скудости имевшихся материалов Н. А. Смирнов не смог в достаточной степени осветить многие вопросы османской политики в Восточной Европе до середины XVI в. Тем не менее автор обобщил большой фактический материал и наметил направления дальнейшего изучения проблемы.

В1948 г. вышла в свет работа Н. А. Смирнова, посвященная роли Кабарды в русско-турецких отношениях16. В работе имеется краткий обзор событий первой половины XVI в., хотя автор в основном исследует период со второй половины XVI по XVIII в.Н. А. Смирнов указывает на исключительноважнуюроль Кавказа вполи-тикесултанов, которые свою власть на Черном море рассматривали прежде всего с точки зрения установления удобных стратегических коммуникаций для переброски войск в Закавказье. Говоря оначале османского проникновения наКавказ, автор отмечает, что «до тех пор, пока Турция не овладела в 1514-1515 гг. Курдистаном и не подошла вплотную к преддверию Кавказа, вряд ли она могла серьезно думать о про-никновениина Кавказ»17. По мнению Н. А. Смирнова, наступление турок на Кавказ началось с юга путем создания на Черноморском побережье крепостей. Имевшиеся в распоряжении автора источники(главным образом, документы русских архивов),  как нам представляется, дают возможность отнести начало османского проникновения в этот район по крайней мере к рубежу XV-XVI столетий. Основные положения данной работы Н. А. Смирнова, относящиеся к периоду до середины XVI в., были позднее повторены автором, но уже в другой работе18.

В 1948 г. увидела свет монография российскогоисторика, специалиста по отечественной истории XVII в. А. А. Новосельского. Работа посвящена исследованию проблем политического взаимодействия Московского государства с татарами в первой половине XVII в.19. В книге имеется очерк истории русско-крымских и руссконогайских отношений предшествующего времени. Очень важными представляются выводы ученого обистоках внешней политики Крымского ханства. А.А. Новосельский отмечает, что мнение о внешней политике Крыма, как форме османской агрессии, является односторонним Причины агрессивности Крымского ханства в отношении соседних стран историк видит в экономическом строе крымского общества. «Мы имеем документальные свидетельства, — пишет А. А. Новосельский, — которые неоспоримо доказывают низкий уровень состояния производительных сил Крыма и медленность их развития... Однообразие форм феодальной эксплуатации сохранялось в неизменном виде на протяжении столетий. Земледелие не только оседлого, но и полуоседлого типа внедрялось среди татар поразительно медленно. Выход из хозяйственных затруднений татары находили не в развитии производительных сил. а в отыскании сторонних источников средств, какими сделались для них беспрестанные войны с соседями и получение с них принудительных платежей. Эти статьи дохода с давних времен вошли в качестве органической части в состав средств, поддерживавших существование крымского населения. Так следует объяснять постоянную военную активность татар, с которой приходилось бороться их соседям. Стимулы к набегам рождались беспрестанно внутри самого Крыма20. Не соглашаясь с мнением о подчиненности внешней политики Крыма интересам Османского государства, А. А. Новосельский все же подчеркнул, что «вассальная зависимость от Турции представляла собой весьма важную опору для Крыма»21.

В 1952 г. известный советский востоковед И. П. Петрушевский выступил с рецензией на монографию А. А. Новосельского. Он отметил, что рецензируемый правильно выявил экономические мотивы агрессивной внешней политикиКрымского ханства. По мнению И. П. Петрушевского, недооценка автором роли международного фактора привело к преувеличению самостоятельности внешней политики ханства22. Как справедливо указано в отзыве, в XVI в. в Османском государстве, как и в Крыму, был еще силен рабовладельческий уклад в хозяйстве. Поэтому завоевания рассматривались османами в значительной мере с точки зрения интересов работорговли: «Этим международным характером работорговли и объясняется ее выгода для татар. Можно сказать с уверенностью, что турецкое правительство всегда поощряло (явно или тайно) нападения татар на Россию, а в ряде случаев и само прямо вызывало их. Постоянные нападения крымских татар на Украину и Россию вызывались не столько потребностями экономики самого Крыма, сколько потребностями невольничьего рынка Турецкой империи. военная активность крымских татар нередко служила интересам турецкой политики»23.

Значительный вклад в дальнейшую разработку проблем международной жизни Восточной Европы XV-XVI вв. внесли работы И. И. Смирнова и К. В. Базилевича. В статье И. И. Смирнова впервые подробно исследованы русско-крымские, русскоказанские и русско-османские отношения первой трети XVI в.24На основе обширного материала русских источников, автор детально рассмотрел различные моменты восточной политики Русского государства, четко проследил процесс постепенного ухудшения международной ситуации на южных и восточных рубежах Руси в первые десятилетия XVI в.

В 1952 г. увидела свет фундаментальная монография К. В. Базилевича, посвященная различным аспектам внешней политики Русского государства второй половины XV — начала XVI в.25На основе широкого круга источников, исследователь показал важнейшую роль Руси в международной жизни того времени и проследил процесс развития отношений Русского государства со странами Европы иВостока. К.В. Базилевич указал на тесную взаимосвязь внешней политикии процесса складывания централизованного государства на Руси. Автором наглядно показана взаимосвязь «западного», «южного» и «восточного» направлений внешнеполитической деятельности великокняжеского правительства: борьба за возвращение захваченных Великим княжеством Литовским русских земель требовала мира на южных и восточных рубежах, поэтому задача сохранения дружественных отношений с Крымским ханством и борьба сБольшой Ордой являлась составной частью единой линии внешней политики Руси26.

Во второй половине 40-х гг. исследователи проявляют все больший интерес к проблеме образования Российского многонационального государства, к истокам связей русского народа с другими народами, ныне входящими в состав Федерации. Статья Г. А. Кокиева, опубликованная в 1946 г., посвящена русско-кабардинским отношениям XVI-ХУШв.27 Она содержит материал по международному положению адыгов с середины XVI в. Этому вопросу посвящена обширнаястатьяЕ.Н.Кушевой, в которой всесторонне раскрывается международный фактор в истории адыгов с конца 40-х по 70-е годы XVI в.28 Следует обратить внимание на то, чтоавтор устанавливает связь между крымско-османскими походами наСеверныйКавказ1545, 1547 и 1551гг. и османо-иранской борьбойнаБлижнемВостоке. Е. Н. Кушева подчеркивает, что подчинение черкесов было необходимо султанам для овладения стратегически важным путем в Закавказье29. Однако продвижение Русского государства на юг помешало в то время султанам осуществить свой замысел. Связи адыгов с Русью сыграли важную роль в успехах восточной политики Москвы и оказали значительное влияние на позиции османов в войне с Ираном 1548-1555 гг.30 Следует отметить, что Е. Н. Кушева впервые провела детальный анализ русско-адыгских связей 50-х годов XVI в., их места в международной жизни Восточной Европы и Ближнего Востока.

Заметным явлением историографии первой половины 50-х годов стали работы Л. И. Лаврова, посвященные социально-экономическим отношениям в адыгском обществе XV-XVI вв.31 Исследования Л. И. Лаврова положили начало углубленному изучению этих вопросов применительно к данному периоду.

Одним из принципиальных вопросов отечественной историографии является трактовка присоединения народов и территорий к России. В советский период зачастую историки с легкостью объявляли тот или иной народ добровольно вступившим в российское подданство-на основании первого же соглашения, договора местной знати с правительством или с провинциальным российским начальством. В 1957 г. были отмечены юбилеи «добровольного вхождения» адыгов. В связи с этим появилось большое количество публикаций по истории русско-адыгских связей XV-XVI вв. Известные исследователи Е. Н. Кушева, Т. X. Кумыков и С. К. Бушуев продолжили традицию изучения истории присоединения Кабарды к России. В их работах также нашли отражение вопросы социально-экономической жизни кабардинского народа того времени32. Для нашей темы важна небольшая по объему статья Л. И. Лаврова, посвященная существенному эпизоду русско-адыгских связей конца XV в. Речь идет о переписке Ивана III с «таманским князем» Захарией де Гизольфи33.

В 1957 г. вышли в свет Ггом «Очерков истории Адыгеи» и «Истории Кабарды с древнейших времен до наших дней»34. Политическая история адыгов последней четверти XV—первой половины XVI в. изложена в этих трудах сравнительно коротко. Приводятся сведения о крымско-османских походах на Западный Кавказ и о строительстве османских крепостей на Черноморском побережье. Важнейшее значение имеет вывод авторов о крымско-османской экспансии на адыгские земли как об одной из главных предпосылок обращения адыгов к Русскому государству в 50-х годах XVI в.35

В 1957-1959 гг. появились работы Е. П. Алексеевой и Л. И. Лаврова, освещающие различные вопросы социально-экономической, этнической истории, культуры адыгов XIV-XVII вв.36.

Значительным событием в историографии первой половины 6о-х гг. стала монография Е. Н. Кушевой, посвященная истории народов Северного Кавказа XVI-XVII вв.37. В первой части книги освещаются вопросы социально-экономических отношений народов Северного Кавказа. В этом разделе также имеются сведения о русскокавказских отношениях. Во второй части монографии рассматривается политика Русского государства на Северном Кавказе в 50-70-х гг. XVI в.

В 1967 г. вышли в свет обобщающие труды по истории Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесииз8.Они содержат обобщение новых данных по социальноэкономической, этнической истории адыгских народов. Однако описание в них международного положения адыгов в последней четверти XV—первой половине XVI в. основано на уже известных материалах и в основном повторяет выводы более ранних работ авторов. В работах 70-80-х гг. продолжено изучение социально-экономических проблем истории адыгов, а также русско-адыгских отношений после обращения адыгов к России39.

Видный историк И. Б. Греков предпринял первую в советской историографии попытку обобщения международной жизни Восточной Европы на протяжении XIV-XVI вв.40Исследователь предложил новое решение многих вопросов этой большой темы. Следует обратить внимание на новую трактовку восточноевропейской политики Османского государства. В политике Крымского ханства И. Б. Греков неизменно прослеживает направляющую руку османских султанов. Он подчеркивает, что крымские ханы являлись послушным орудием воли османских султанов. Очень важным представляется вывод исследователя о связи различных направлений османской внешней политики.И. Б. Греков полагает, что она выражалась в наличии у султанов четко оформленной системы воздействия на политику стран Восточной Европы. Данная система позволяла султанам маневрировать в интересах дальнейшей экспансии по всем направлениям. Важнейшим звеном в этой системе автор считает Крымское ханство, осуществлявшее своей политикой захватнические устремления Османского государства в отношении Восточной Европы. Непосредственным выражением этого были как чередование дружественных и враждебных актов в отношении Руси и Великого княжества Литовского для разжигания между ними противоречий, так и организация крупных военных акций, прямо служивших ослаблению восточноевропейских стран. При этом, как подчеркивал И. Б. Греков, само султанское правительство оставалось в тени41. Ряд положений концепции И. Б. Грекова встретил серьезные возражения исследователей42. Основные ее моменты тем не менее развиты в коллективном труде по истории османской политики в Европе, вышедшем в 1984 г.43

Принципиально иную точку зрения по внешней политике Османской империи высказал советский историк В. Д. Королюк. Он подчеркнул, что направления османской экспансии имели определенную градацию. Из пяти основных задач османской политики- борьбы с Ираном, завоеваний на Балканах, в Средиземноморье, Центральной Европе и стремления султанов продвинуться в Восточную Европу автор ставит на последнее место пятую44.

В 1980 г советская историография пополнилась монографией известного специалиста по средневековой Руси А. Л. Хорошкевич. Она продолжила изучение различных вопросов международной жизни Восточной Европы конца XV—первой трети XVI в.45В центре внимания автора связи Русского государства с западноевропейскими странами. При этом автор привлекает новый материал, касающийся экономических, политических и культурных отношений Руси с другими государствами. Важно отметить, что некоторые аспекты русско-крымских и русско-османских отношений А.Л. Хорошкевич исследует в связи с западноевропейской политикой турецких султанов.

В системе международных отношений KV-KV^. Молдавское княжество являлось важным звеном. Пристальный интерес советских историков к этой теме вызван прежде всего необходимостью восстановления полной картины важнейших событий, связанных с политикой Османского государства46.

В статьях известных исследователей Х. М. Ибрагимбейли и А. М. Некрасова содержится краткий обзор зарубежной историографии по проблеме международных отношений Восточной Европы XIV-XVI вв. Авторы отмечают, что различные вопросы этой темы поднимались как англо-американскими, французскими авторами, так и турецкими историками. В их работах на первый план выдвигаются вопросы внешней политики Русского государства и вхождения в его состав различных народов. Имеется материал по русско-турецким отношениям и политике Русского государства на Кавказе. Видимо, это связано со стремлением выявить истоки возникновения «восточного вопроса». Как правило, корни его обнаруживаются в XVI в. и связаны, по мнению зарубежных авторов, с образованием многонационального Русского государства47.

Заметным явлением в историографии начала 90-х гг. стала монография А.М. Некрасова48. В ней рассматривается период от подчинения османам Крымского ханства до обращения адыгов к Русскому государству, результатом которого явилось установление военно-политических связей между Черкесией и Россией. В работе автор использует ранее не привлекавшийся исследователями материал «Дневников» Марино Сануто, секретаря венецианской Синьории, в руках которого находились важнейшие документы по политическим контактам Венеции. А. М. Некрасов впервые вводит в научный оборот османские хроники и дипломатические документы из архивов Турции. Это позволило исследователю восстановить картину важнейших событий, участниками которых являлись адыги. В целом автору удалось выявить основные предпосылки обращения адыгов к Русскому государству в 50-х гг. XVI в. Весьма важным представляется замечание А. М. Некрасова о том, что вопрос о перспективах русско-адыгских отношений после обращения адыгов кИвану IV является непростым. Таким образом, данное исследование обозначило некоторые перспективы дальнейшего изучения политической истории адыгов.

В 2001г. вышла в свет монография К. Ф. Дзамихова, которая продолжила изучение политической истории как западных, так и восточных адыгов49 Автор исследует значительный период в истории русско-адыгских политических взаимоотношений — с середины XV^ последней четверти XVIII в. Исследователь характеризует данный период как длительный, противоречивый, но в целом поступательный процесс политического сближения и взаимодействия адыгов и России. Автор предлагает новую трактовку присоединения адыгов к России. По мнению К. Ф. Дзамихова, обращение ряда адыгских князей в Москву в 50-е гг. XVI в. не означало немедленного вхождения Черкесии в состав России. Взаимодействие адыгов и Русского государства рассматривается автором как военно-политический союз, направленный против общей внешней угрозы. В целом, оценивая вклад автора в историографию проблемы, следует отметить, что исследователем проведен сравнительный анализ взаимоотношений России с народами Кавказа через призму адыго-русских политических связей.

Таким образом, историографический обзор показывает, что в отечественной историографии основательно изучены многие аспекты международных отношений Восточной Европы последней четверти XV—первой половины XVI в., накоплен значительный материал по данной большой теме. Вместе с тем ряд вопросов не привлек должного внимания исследователей, некоторые моменты вызывают споры. В частности, мало изучена роль адыгов в системе международных отношений последней четверти XV—первой половины XVI в. Недостаточно исследован вопрос о характере крымско-адыгских и османо-адыгских отношений.

К важным достижениям советской историографии следует отнести вывод о связи крымско-османской политики на Западном Кавказе с ирано-османской борьбой, а также сформулированное в общей форме положение о крымско-османской агрессии как одной из основных предпосылок обращения адыгов к Русскому государству.

Литература

1.Щербатов М. М. История Российская с древнейших времен. СПб., 1786. Т. 5. Ч. 1. — С. 11; Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1817. — Т. 8. — С. 226-227.

2.Броневский С. М. Новейшие географические и исторические сведения о Кавказе. — М., 1823. — Т. 1-2.

3.Броневский С. М. Исторические известия о сношениях России с Персиею, Грузиею, черкесами и другими горским народами со времен царя Ивана Васильевича Грозного до восшествия на престол императора Александра I. СПб., 1996.

4.Соловьев С. М. История России с древнейших времен. — М., i960. Кн. 3. — Т. 6. — С. 489.

5.Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. СПб., 1863-1868. Ч. 1-4.

6.Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII в. СПб., 1887.

7.Там же. — С. 300-301.

8.Там же. — С. 306.

9.Там же. — С. 348-350, 717-718.

10.Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. 1578-1613. — М., 1889. Вып. 1.

11.Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. — М., 1963. — С. 25-26.

12.Сыроечковский В. Е. Пути и условия сношений Москвы с Крымом на рубеже XVI в.// Известия Академии наук. Отделение общественных наук. 1932. — №3. — С. 200-235; Он же. Мухаммед-Герай и его вассалы // Ученые записки МГУ. 1940. Вып. 61. — С. 3-71.

13.Сыроечковский В. Е. Пути и условия... — С. 203.

14.Кушева Е. Н. Северный Кавказ и международные отношения XVI-XVII вв.: Обзор материалов русских архивов // Исторический журнал. 1943. — №1. — С. 60-68.

15.Смирнов НА. Россия и Турция в XVI-XVII вв. — М., 1946. — Т. 1-2.

16.Смирнов НА. Кабардинский вопрос в русско-турецких отношениях XVI-XVIII вв. — Нальчик, 1948.

17.Там же. — С. 5-6.

18.Смирнов НА. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. — М., 1958.

19.Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. — М. — Л., 1948.

20.Там же. — С. 6, 417-419.

21.Там же. — С. 422.

22. Петрушевский И.П. [ Рецензия] // История и филология стран Востока. — Л., 1952. Вып. 3. — С. 231-232. — Рец. На кн.: Новосельский А. А. Указ. соч.

23.Там же — С. 234-236.

24. Смирнов И.И. Восточная политика Василия III // Ист. зап. 1948. — Т. 27. — С. 18-66.

25. Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства: Вторая половина XV в. — М., 1952.

26.Там же. — С. 15-18, 101.

27.Кокиев ГА. Русско-кабардинские отношения в XVI-XVIII вв. // Вопросы истории. 1946. — №10. — С. 44-60.

28.Кушева Е.Н. Политика Русского государства на Северно Кавказе в 1552-1572 гг. // Исторические записки. 1950. — Т. 34. — С. 236-287.

29.Там же. — С. 239, 242, 254.

30.Там же. — С. 286-287.

31.Лавров Л.И. Развитие земледелия на Северо-Западном Кавказе с древнейших времен до середины XVIII в. // Материалы по истории земледелия СССР. — М., 1952. Вып. 1; Он же. О происхождении народов Северо-Западного Кавказа // Сборник статей по истории Кабарды. — Нальчик, 1954. Вып. 3; Он же. Адыги в раннем средневековье // Там же. — Нальчик, 1955. Вып. 4.

32. Кумыков Т.Х. К вопросу присоединения Кабарды к России // Там же. — Нальчик, 1956. Вып. 5; Кушева Е.Н. Социально-экономические и политические отношения в Кабарде в XVI-XVII вв. // Там же; Бушуев С.К. Из истории русско-кабардинских отношений. — Нальчик, 1956; Кумыков ТХ. Присоединение Кабарды к России и его прогрессивные последствия. — Нальчик, 1957.

33.Лавров Л.И. К истории русско-кавказских отношений XV в. // Ученые записки Адыгейского НИИ языка, литературы и истории. 1957. — Т. 1. — С. 17-26.

34.Очерки истории Адыгеи. Майкоп, 1957. Т. 1. Авторы разделов по XV-XVI вв. Е. С. Зевакин, С. К. Бушуев; История Кабарды с древнейших времен до наших дней. — М., 1957. Авторы разделов Е. Н. Кушева, Т. Х. Кумыков.

35.Очерки истории Адыгеи. — Т. 1. — С. 120-125; История Кабарды с древнейших времен до наших дней. — С. 36.

36.Алексеева Е. П. Очерки по экономике и культуре народов Черкесии в XVI-XVII вв. Черкесск, 1957; Она же. Очерки по истории черкесов в XIV-XV вв. // Труды Карачаево-Черкесского НИИ. Серия историческая. 1959. Вып. 3; Лавров Л. И. Кабардино-адыгейская культура XIII-XV вв. // Советская этнография. 1957. — №4; Он же. Доисламские верования адыгейцев и кабардинцев // Исследования и материалы по вопросам первобытных религиозных верований. — М., 1959.




Панеш Р.А.скачать dle 11.3
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (1)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры