Телефоны приемной:
(8877) 52-16-23
(8877) 57-03-48
» » » ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОПЛОЩЕНИЯ ТЕМЫ ДЕТСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ СИМВОЛИСТОВ (К.Д. Бальмонт и А А. Блок)

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОПЛОЩЕНИЯ ТЕМЫ ДЕТСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ СИМВОЛИСТОВ (К.Д. Бальмонт и А А. Блок)

05 декабрь 2017, Вторник
400
0
ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОПЛОЩЕНИЯ ТЕМЫ ДЕТСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ СИМВОЛИСТОВ (К.Д. Бальмонт и А А. Блок)

Статья посвящена воплощению темы детства в творчестве русских поэтов и писателей символистов.

Ключевые слова: серебряный век русской литературы, тема детства, художественная реальность, искусство, ребенок, символ, знак.

The article is devoted to an embodiment of a subject of the childhood in the works of the Russian poets and writers of symbolists.

Keywords: silver age of the Russian literature, childhood subject, art reality, art, child, symbol,

sign.
Одной из популярных тем русской литературы является тема детства. Впервые принципиальное, проблемно-ключевое значение приобрёл «детский вопрос» в мировоззренческих и эстетических исканиях отечественных символистов, целью которых было не только создание нового искусства, но и развитие новых художественных и философских систем, осмысление места и феноменологического потенциала человека будущего. Концепция детства понималась поэтами и писателями символистами как целостная художественная реальность, которая является понятийно-образным воплощением духовно-нравственных истоков человеческого бытия и представлена в своей событийности в их произведениях. Рассмотрим концепцию детства русских символистов на примере творчества К.Д. Бальмонта и А.А. Блока.

К.Д. Бальмонт поэт-символист, о котором М.И.Цветаева сказала: «Творец-ребенок». Детский строй души поэта, впечатления собственного детства и наконец, отцовство позволили К.Д. Бальмонту глубоко проникнуть в мир детства и сказать свое слово о нём и ребенке. Личный опыт привел его к убеждению, что детство — это «заглавное инициальное ядро» (Б. Пастернак), то «наследство», на котором строится вся жизнь человека. Это не просто исток, это вершина духовного развития человека.Свое видение мира в целом и мира детства К.Д. Бальмонт передал в стихотворном сборнике «Марево». В построении, которого автор использует излюбленную им форму, разделяя сборник на три раздела. Стихотворения распределены по частям в арифметической прогрессии: 15, 30, 45. Композиция сборника, им самим определенная, совпадает с хронологией написания произведений. В первый раздел входят стихи, написанные в Москве в 1917 году, во второй — в Париже в 1920 — 1921 годах. Стихотворения из третьего раздела созданы во Франции, в Бретани в 1922 году. В сборнике одна из ведущих тем творчества К.Д. Бальмонта — тема покинутой Родины — тесно соприкасается с другой излюбленной — темой детства. Черты мира детства становятся в «Мареве» знаками родины. Своими детскими воспоминаниями поэт очень дорожил. Человек для Бальмонта — дитя природы, погруженное в ее стихию. Сад в родной усадьбе представляется ему воплощением рая. Это вечно цветущая благодатная земля, где царит гармония и красота, поэтому здесь значимы и впечатляющи автобиографические детали. Корневым, изначальным представлением детства выступает в «Мареве» сад в имении родителей, образы которого совершенно реальны: ласточки, зеленая травка, стрекозы, утки в пруду. Родной дом и сад становятся у К.Д. Бальмонта образом всего, что дорого с детства. В сборнике явственно слышны трагические ноты: пожар, беда, разрушение. В поэтическом рисунке сборника соединяются открытая публицистика и символические обобщения. Сад, растоптанный скотом, — символ утраченного рая, навсегда потерянной родины, радости детства («Я рад»).Образы, связанные с детством, оценочны. Поэт вводит излюбленные эстетизирующие детали: солнце, звезда, зеленая травка, брызги «дождя золотого», «лазоревая ширь», радость и радостный бой часов. Ему памятны детство, Родина, но жизненные часы отсчитывают его время. Приходит одиночество в изгнании, память о детстве как утре жизни, помогает не утратить первоначальную цельность и органичность, не разорвать связь с природой. Лирический герой, очень близкий самому автору, мечтает быть свободным и естественным, быть готовым к переменам к лучшему, жить так, чтобы душа соприкасалась с царственными стихиями, быть причастным к этим стихиям. Композиционное кольцо высвечивает образ матери, но жизненные часы пробили полночь, лирический герой живет в «бесчасье» (первое стихотворение третьей части так и называется): «И я к родному краю / Рвусь, но не порвать враждебных чар»1.

Яркие эпизоды из детства возникают в памяти. Плотица в знакомой речке, блеснувшая «мгновенным серебром», дальний грохот телеги, улетающая песня. Радость молодая и грусть, нега в душе («Просветы»), Отчий дом живет в памяти, манит. Глаза ребенка это символ мира, гармонии. В детских глазах отражаются цветы, но яркой сказке приходит конец. На смену гармонии и искренности приходят утраты, а живет лирический герой «с пробитым сердцем» («Я знал»). Строчки, в которых представлен мир детства, наполнены обостренным ностальгическим чувством. Самая грустная книга «солнечного поэта» все же не лишена оптимизма, так как явно свидетельствует о пересмотре прежних позиций в литературе и жизни, об освобождении от позы, искусственности. Четко обозначено направление творческого поиска её автора, намечено движение к истокам, к простому человеческому чувству. Корневое, родное, становится для него дороже и ближе, отдаляясь во времени и пространстве.

Стихотворения К. Д. Бальмонта, адресованные детям, появлялись в печати, начиная с 1895 года (единичные публикации в журнале «Детское чтение»). В 1905 году в этом же журнале (№11) был опубликован цикл стихотворений «Светлый мир»; все они вошли в книгу «Фейные сказки», изданную в конце года. «Фейные сказки» автор посвятил четырехлетней дочери Нине. Книгу составляют три части: «Фея», «Детский мир» и «Былинки. В первой части земной природный мир противопоставляется»сказочному» миру фантазии. Земной мир изображается подробно: одних видов живых существ и растений здесь упоминается не менее двух десятков. Но в «Фейных сказках» центральное место отводится именно сказочному «фейному» освоению природного мира: в известном открывается чудесное, в видимом — то, чего не видно. Эту функцию поэт приписывает Фее («Чары Феи»): «Кто так разнежил облака, / Они совсем жемчужны?/ И почему ручью река / Поет: мы будем дружны?/ И почему так ландыш вдруг / Вздохнул, в траве бледнея?/ И почему так нежен луг?»2. Вывод подсказывает рифма: «Это Фея»3. «Фейный» мир изображается изменчивым, хаотичным. Особенно характерны в этом отношении семейные неурядицы, которые в «Фейных сказках» встречаются неоднократно. Например, в стихотворении «Наряды Феи» сообщается о свадьбе Феи и Светляка, а уже в следующем стихотворении, «Прогулка Феи», героиня подумывает, не променять ли своего мужа на мотылька. На этот раз Фея вовремя вспоминает о Светляке, однако из следующих стихотворений видно, что семья не представляет для нее никакой ценности. В стихотворении «Фейная война» мухи — союзники Светляка, воюющего против муравьев — конечно же, за Фею. А в стихотворении «Фея за делом» она буквально «сдает» своих гостей-мушек пауку, то есть уничтожает друзей своего мужа. И в стихотворении «Беспорядки у Феи», где Фея — лирическая героиня, ее отношения с мужем далеко не безоблачны («Пошла бранить я Светляка, / Чтоб не давать поблажки»4. Светляк же, как выясняется, любит бывать в гостях у мухи, то есть тоже дает Фее повод для ревности. В стихотворении «Фея и бронзовка» Фея вообще покидает родной край в компании жука-бронзовки, забыв о Светляке окончательно.

В детских стихотворениях мотив семейного неблагополучия характеризует не только сферу взаимоотношений героев: он сигнализирует и о восприятии всей вселенной как хаотичной, поскольку семья для ребенка — это первый образец не только организации человеческого мира, но и миропорядка вообще.

В стихотворениях для детей К.Д. Бальмонт поднимает тему Зла, которое никогда не побеждается окончательно. Фея часто находится во власти отрицательных эмоций: она испытывает гнев, нерешительность, неудовольствие, усталость, боль (например, в стихотворениях «Фея за делом», «Забавы Феи», «Беспорядки у Феи», «Фея в гневе», «Фейная война» и др.). И ни в одном из них не происходит «перевоспитания» «злых» существ в «добрые. Фея устает даже от собственной безмятежности и доброты — ведь ей нужно отвечать взаимностью на влюбленность всего окружающего мира («Трудно Фее»).

Поэтический образ детства, запечатленный в лирике К.Д. Бальмонта, получил свое воплощение в его прозе — рассказах из книги «Воздушный путь» (1923), в романе «Под новым серпом» (1923). Здесь поэт воссоздал собирательный «портрет» детства вообще, в самых существенных и ценных для него свойствах и чертах, поэтому дети лишены конкретных имен и представлены так: «ребенок», «дети»,»девочка» «рыженький мальчик», «девочка с черными глазами», «зеленоглазка», «светлоглазка», «два милых ребенка». Дети ассоциируются у автора с растительными образами: стебелек -новый, миленький, зеленый, милый; цветок — светлый, веселый, редкий, ничем не отравлен-ный.Соотнесение ребенка с этими образами раскрывает саму суть детства в понимании художника и его отношение к нему: образ стебля связан с началом жизни, ростом, устремленностью вверх, цветок -олицетворение райского состояния, молодой жизни, красоты, нежности. Этими образами-символами К.Д. Бальмонт подчёркивает в ребёнке хрупкость, незащищённость, солнечное очарование, красоту расцвета.

Дети в понимании и изображении писателя -это прекрасные создания Божьего мира, недаром одному из своих рассказов о маленькой героине он дал название «Солнечное Дитя», введя в текст произведения следующие обозначения ребенка: «Солнечная Звездочка», «Божья Звезда», «Солнечное Дитяти», семантика которых указывает на приход ребенка из высших звездно-солнечных миров. Рождение Дитя для рассказчика — это некий свет, прорывающий мрак, освещающий души.

Роман К.Д. Бальмонта «Под новым серпом» — произведение о детстве, рождающем поэта. В романе художник изобразил «корни» всей жизни своего автобиографического героя в младенчестве.Размышляя о детстве, автор стремился изобразить подробно все те силы, которые, взращивают истинно прекрасного человека, то, что благотворно воздействует на детскую душу: родительская ласка, природа, игрушки, музыка, книга. К. Бальмонт особо подчеркнул значимость в духовном созревании ребёнка «художественной основы мироздания», считая, что только при её наличии может сформироваться талантливая личность.

Первыми поцелуями мира к душе назвал К. Бальмонт первые ощущения детского бытия. Целующий ребенка мир — любящий его мир. Поэт не знает другого отношения мира к детям. Герой романа Горик Гиреев воспринимает детство «как золотой праздник», «светлую сказку», «неоглядное изумрудное царство». Этими словами создается в произведении образ идеального мира, в котором ребенок будет счастлив. Важно, по мысли писателя, чтобы этот мир, эта «сказка» не были разрушены грубым прикосновением жизни, ибо «если детство проходит счастливым, всё оно есть беспрерывная тайна причастия. И этот свет Мировой Евхаристии, пережившему счастливое детство, светит потом всю жизнь»5.

Название романа — «Под новым серпом» приобретает черты символа. Ребёнок для К. Бальмонта — это малый росток, хрупкий стебелёк, но он, же и «колос грядущей жатвы». На детской судьбе отпечатываются не только события частной жизни, но и дыхание века. Оно может быть как благотворным, так и смрадным, уничтожающим «стройный стебель», прежде чем он явит миру всю свою цветущую мощь.

А.А. Блок писал: «У людей, которые умеют, как дети, не стыдиться искать счастья, открываются глаза, и они видят все вокруг по — новому. <...> Как будто тень счастья, тень Голубых крыльев чудесной Птицы осеняет таких людей, счастливых, как дети, потому что они видят то, чего не видят взрослые»6. Поэт мечтает, чтобы о нем «в грядущем» читатели сказали: «Он весь — дитя добра и света, / Он весь — свободы торжество»7.Возвращение на протяжении всего творчества к детским впечатлениям для поэта как глоток воздуха. Детство у него было счастливым, полным. И обращение к теме детства со стороны поэта неслучайно. Мать, Александра Андреевна (1860-1923)

— детская писательница и переводчица, дочь А.Н. Бекетова, профессора и ректора Петербургского университета, и Е.Г. Бекетовой, урожденной Карелиной, известной переводчицы. В доме царила творческая атмосфера. В Л. Орлов отмечал, что первые детские произведения А. Блока датируются 1887-1888 годами. Нина Берберова, однако, свидетельствует, что первые стихи А. Блок написал в пять лет, и они звучали так: «Зая серый, зая милый, / Я тебя люблю./ Для тебя то в огороде / Я капусту и коплю». И еще: «Жил на свете котик милый. / Постоянно был унылый, — / Отчего

—никто не знал, / Котя это не сказал»8.

В январе 1894 года вышел первый номер рукописного журнала «Вестник», который выпускался А.А. Блоком сообща с родственниками. Бабушка поэта сочиняла поэмы, мать — сказки, дед рисовал картинки к ним, Дяди, тети — все принимали участие. Творчество стало для поэта смыслом жизни.

В 1904-1906 годы — для детского чтения автором были созданы стихи: «Колыбельная песня» (1904), «Вербочки», «Учитель», «Снег да снег», «Ветхая избушка», «Зайчик», «Рождество» (1906 г.); октябрь 1912 года — написаны для детского чтения стихотворения «На лугу», «Ворона», «Сочельник в лесу», «Тишина в лесу»; декабрь

—начало июня 1912 года — составлены две книжки стихов для детей — «Сказки» и «Круглый год», в декабре они вышли в свет. В 1921 году — закончена подготовка сборника «Отроческие стихи», книга вышла в свет уже после смерти поэта.

Стихи 1906 года отобранные для детского чтения самим поэтом, имели ряд особенностей: конкретные бытовые сценки из реальной жизни, жанровые картинки, предельно точные в своей изобразительности:»Мальчики да девочки / свечечки да вербочки / понесли домой»;

«Кончил учитель урок, / Мирно сидит на крылечке. / Звонко кричит пастушок. / Скачут барашки, овечки»;

«Старый дедушка сел у стола, / Наклонился и дует на блюдце, / Вон и бабушка с печки сползла. / И крутом ребятишки смеются»:

«Бедный зайчик прыгает / Возле мокрых сосен...»9.

Лейтмотивом во всех стихотворениях являются слова «смеются», «хохочут», «светло», «светит». Мир детства звонкий, светлый, веселый. Иногда грустный («Зайчик»), но всегда естественный и добрый. Словарь детских стихов пестрый, выразительный и гармоничный,

Во всех этих стихотворениях — первый слог ударный, используется либо хорей, задающий веселую плясовую интонацию, либо дактиль, либо сочетание этих размеров, либо анапест, отяжеленный дополнительным ударением, которое несет в себе указательное слово: «Так морозно, светло и бело», «Вон дымок выползает из труб». Поэт часто использует уменьшительно-ласкательные суффиксы: «вербочки», «удаленький», «свечечки», «пастушок», «ребятишки», «шалунишкам», «глазки» и так далее. Но в этих словах нет слащавости: ласково называть предметы, окружающие ребенка, — дань фольклорной традиции. Стихам свойственна разговорная речевая основа. Лирический герой, находясь в мире детства, говорит предельно просто и естественно: «Прочь от дома на снежный простор / На салазках они покатили. / Оглашается криками двор — / Великана из снега слепили! / Палку в нос, провертели глаза / и надели лохматую шапку, / И стоит он, ребячья гроза, — / Вот возьмет, вот ухватит в охапку»10.

Поэт считает, что детские стихи, в первую очередь, должны быть изобразительновыразительными. А. Блок считал, что «живопись учит детству», и «только часто прикасаясь взором к природе, отдаваясь свободному, зримому и яркому простору, можно стряхивать с себя гнет боязни слов, расплывчатой и неуверенной мысли»11. В детских стихотворенияхА.А.Блока нет ни одной «расплывчатой мысли». Но в некоторых детских стихотворениях слышится мотив опасности, отсюда интонации заговора, заклинания: «Ветерок удаленький, / Дождик, дождик маленький, / Не задуй огня». В «Колыбельной песне» есть такие строчки: «Сказку сонную скажу. / Как детей сторожу».

Свет детства отражен и в таких стихотворениях, как «Рождество». «Сочельник в лесу» и «Сусальный ангел». Стихотворение «Рождество» предназначено детям, в нем чистота и радость: «Звонким колокол ударом / Будит зимний воздух. / Мы работали недаром, / Будет светел отдых». В статье «Безвременье» А. Блок пишет: «Праздник рождества был светел в русских семьях, как елочные свечки, и чист, как смола»12. В стихотворении «Сочельник в лесу» поэт восхищается красотой неба и тревожится, чтобы луч «света малых свеч», пронизав сердце, «путь неложный указал». Стихотворение «Сусальный ангел» (1909) адресовано взрослым, Оно о прощании с детством: сусальный ангел тает, сказка о счастье исчезает, «созданья хрупкие мечты» ломаются и поэт восклицает. «Так! Погибайте! Что в вас толку? / Пускай лишь раз былым дыша, / О вас поплачет втихомолку/ Шалунья девочка — душа...»13.

Как отмечалось выше, А.А. Блок интересовался вопросами воспитания, детской литературы и сам вынашивал планы об издании детской книги, которые осуществились в 1913 году, когда вышли сразу два его детских сборника. В книге «Круглый год» (1913) значительное место занимают стихотворения о природе, основанные на фольклорных образах либо на литературно-мифологических представлениях, берущих исток в литературе. В этой книге основа картины мира — символистское двое-мирие и народное творчество.Мир «иной» в книге «Круглый год» близок, достижим, и его присутствие ощущается постоянно. Но даже церковные праздники оказываются привлекательными прежде всего с точки зрения их «земной» реализации — как необычные радостные события. Так, в стихотворении «Вербочки» главным является не религиозный смысл вербного воскресенья, а радость маленькой героини от наступления весны и праздника. Радующийся ребенок оказывается и в центре стихотворения «Рождество». В книге «Круглый год» представлены лирические стихотворения, отмеченные младосимволистской символикой, и стихотворения, связанные с фольклором и народно-мифологическим мировидением. В стихотворениях первой группы преобладает вдохновенное стремление лирического героя-поэта «к прекрасной воле», «к роскошной стороне»14, которая может расцениваться и как мир «иной» (трансцен-денция), и как мир фантазии. Его представителями оказываются «молодой народившийся Бог»15. («Дышит утро в окошко твое...»), неведомая «Ты», обладающая «источником света» («Блудящий огонь»), «непомерный звон неуследимый»1б(«Осенняя радость»). Дихотомия земного и «иного» миров дополняется противопоставлением ночи (оцениваемой негативно: «Непонятная тревога / Под луной царит»17 и дня — солнечного и полного жизни.Стихотворения, связанные со сказочным и игровым фольклором, передают несколько условную идиллическую картину мира. В некоторых из них («Зайчик», «Ворона») смена времен года представлена «через ощущения и даже переживания зверей»18. Однако следует помнить, что и зайчик, и ворона, персонажи, часто выступающие как герои сказок и народных детских песенок, заключают в себе огромный мифологический и игровой потенциал. Подобным образом, в стихотворении «Ветхая избушка» снежный дом, который тает весной, имеет известное сказочное соответствие.В стихотворениях «Учитель» и «Снег да снег», кроме описания веселящихся детей, представлено соотношение разных поколений, приближающееся к традиции, заданной поэтами суриковской школы (бабушка, которая «не перечит ребячьему нраву»19 и старый учитель, без радости следящий за детской игрой — олицетворение разрыва между интеллигенцией и народом?). Поэтика этих произведений действительно приближается к реалистической.

Композиция книги «Круглый год», как следует уже из названия, построена в соответствии с годичным временным циклом. Здесь реализуется оптимистический вариант «вечного возвращения», и круг выражает «идею единства, бесконечности и законченности, высшего совершенства»20. Книга «Круглый год», адресованная маленьким детям, вероятно, соответствует начальной ее ступени.Книга «Сказки. Стихи для детей» (1913), адресованная детям среднего возраста, соотносится с более поздним этапом осмысления человеком (и обществом, и индивидуумом) мира. Здесь собраны произведения, писавшиеся не специально для детей и только местами переработанные. Картина мира, отраженная в них, усложняется; далеко не последнюю роль в сборнике играет социальная тематика, «сказочная» перелицовка политических событий («Сказка о петухе и старушке»). А.А. Блок почти не делает скидок на возраст юных читателей, предлагая им практически в полном объеме противоречивую и сложную картину мира, выраженную в сказочно-мифологической форме. В статье «О голубой птице Метерлинка» А. Блок пишет, что «художником имеет право называться только тот, кто сберег в себе вечное детство»21.

Искренность и яркость впечатлений, авторская вера в чудо, особая изобразительность поэтического пера привлекают современного читателя к произведениям А.А. Блока и К.Д. Бальмонта.
Литература

1.Бальмонт К.Д. Где мой дом: стихотворения. Художественная проза. Статьи. Очерки. Письма / сост. авт. предисл. и коммент. В. Крейд. — М., 1992. — С.29.

2.Там. же. — С.293.

3.Там же. — С.293.

4.Там же. — С.294.

5.Там же. — 56.

6.Александр Блок в воспоминаниях современников: В 2 т. — Т. 1. — М., 1980. — С. 222-223.

7.БлокА.А. Собр. соч.: в 6 т. — Т. 5. — М., 1971. — С.214.

8.Жибулъ В.Ю. Детская поэзия Серебряного века. Модернизм. — Минск, 2004.

9.Блок АА. Указ. лит. — С.142.

10.Там же. — С.53.

11.Жибуль В.Ю. Указ. лит. — С.11.

12.Блок А.А. Указ. лит. — С.21.

13.Там же. — С. 146.

14.Там же. — С. 487.

15.Там же. — С. 24.

16.Там же. — С. 490.

17.Там же. — С. 488.

18.Там же. — С. 74.

19.Там же. — С. 490.

20.Там же. — С. 18.

21.Там же. — С. 480.


Мхце Б.З.скачать dle 11.3
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры